38 Уиллов Смитов: о боевике "Двойник"

11.10.2019 19:45

38 Уиллов Смитов: о боевике "Двойник"

Отставка крепкого огурца

Главный герой ленты — высокопрофессиональный киллер Генри Броган (Уилл Смит), который три десятка лет верой и правдой служил американскому правительству, а после очередного выдающегося задания, с восхищенной демонстрации которого и стартует "Двойник", решил уйти в отставку.

Генри 51 год. Он сам, правда, округляет их до "полтинника", после чего соратники (их сыграли Мэри Элизабет Уинстед и Бенедикт Вонг) тут же его поправляют, делая кокетство героя предметом незлобивых шуток: своего возраста щетинисто шершавый Генри может не стесняться, поскольку крепок, как малосольный огурец.

Отставка оказывается недолгой. Генри узнает, что его последнее задание было с подвохом (убитый им "плохой парень" оказался не таким уж и плохим), и решает докопаться до сути. В свою очередь, правительственные организации, на которые Генри трудился, узнав, что он докапывается до сути, решают героя устранить.

Все самое важное в Telegram

Уилл Смит? Дайте двух!

Сделать это непросто, ведь Генри (смотри выше) — высокопрофессиональный киллер. Поэтому вначале за ним посылают большое количество простых убийц, а потом — когда Генри с ними расправляется, стремительно и эффективно, — одного убийцу, но очень особенного. Им оказывается тот же Генри — только молодой.

Горячий юноша — клонированное ДНК от его ДНК — преследует Генри по всему миру — в Колумбии, Венгрии и американской Джорджии, вступая с ним в зрелищные перестрелки, рукопашные схватки и эмоциональные диалоги, дрожащие одинокой слезой и экзистенциальной тревогой, вполне оправданной, учитывая заявленную генетическую связь персонажей.

Ода кэш-рибейтам

К слову, визит в Венгрию рождает вторую шутку, которой может похвалиться "Двойник" (первая связана с возрастом героя). "Что мы будем смотреть в Будапеште?" — спрашивают Генри соратники. "Мы будем смотреть на венгров", — отвечает он, как бывалый шпион скрывая истинную мотивацию продюсеров, выбравших Будапешт местом съемок из-за того, что Венгрия пообещала им толстые пачки кэш-рибейтов.

Страшно подумать, но если бы в Украине уже действовала система стимулирования зарубежных съемок, которую сейчас активно имплементируют, то герой Уилла Смита вполне мог бы драться и дискутировать со своим юным клоном не в будапештских катакомбах, а, скажем, в киевском Софийском соборе...

Закон сохранения кинематографической энергии

Несколько язвительный тон, который я позволяю себе, рассказывая о "Двойнике", связан с тем ошеломительно обескураживающим эффектом глухого разочарования, который производит просмотр картины. Разочарования тем более сильного, что ее жанровый потенциал — ярок, Уилл Смит — голливудская звезда, каких поискать, а режиссером ленты стал талантливый и тонко чувствующий нюансы киноавтор Энг Ли.

Но вместо того, чтобы рождать синергетический эффект сочетанием истории, игры и режиссуры, "Двойник" попросту переливает изначальную творческую энергию авторов из пустого в порожнее, не преумножая ее.

Более того, непроизвольным следствием экранного удвоения Уилла Смита, представленного и в зрелом великолепии, и образом сгенерированного на компьютере моложавого юнца, становится стремительное творческое "затухание" Энга Ли и упрощение предлагаемой истории до пунктирной схемы.

"Семейные мелодрамы" и компьютерные игры

Костлявые повороты научно-фантастического сюжета с резким мелодраматическим уклоном и "плоскостопные" диалоги "Двойника", будто написанные компьютером (только компьютером намного менее мощным, чем тот, что проводил Уиллу Смиту омолаживающие процедуры), превращаются в своеобразные повествовательные прокладки между сценами адреналинового действия, которые, учитывая профессиональную направленность героя, напоминают масштабно воссозданные сцены многажды виденной компьютерной (опять эти компьютеры!) игры.

Таким образом "Двойник" реализует две художественные фантазии, столь дикие, что вряд ли кому-то из зрителей они вообще когда-либо могли прийти на ум.

Фильм позволяет представить, как бы выглядел выпуск украинского второсортного телевизионного "мыла" про семейные неурядицы в исполнении Энга Ли; и одновременно, узнать, какой была бы созданная им компьютерная игра.

История на службе технологии

"Мыло" от Энга Ли ожидаемо размазывает слезы по щекам, демонстрируя триумф чистых эмоций над логикой и здравым смыслом (о нем в контексте "Двойника" вообще лучше раз и навсегда забыть). А "стреляющая" компьютерная игра оказывается, пусть и несколько сумбурной из-за обилия крупных планов, в стремительном чередовании которых теряется сущностное целое событий, но зато весьма и весьма энергичной.

И первое, и второе являются также результатом использования облюбованной Энгом Ли новаторской технологии высокочастотной съемки со скоростью 120 кадров в секунду в сочетании с 3D, которая не столько служит истории, сколько беспринципно подминает ее под себя. Непривычное, максимально детализированное и четкое изображение, достигнутое в "Двойнике" (как на первом, так и на втором планах, как в статике, так и в сумасшедшей динамике), делает художественную реальность ленты даже слишком реальной, превращая ее в совершенную компьютерную модель, а 3D-эффект, физически выдвигающий персонажей на авансцену, придает их репликам неестественный, театральный оттенок.

38 Уиллов Смитов: о боевике "Двойник"

Кадр из фильма "Двойник"

Отцы и дети и клонированные дети

Из вышесказанного может создаться впечатление, что творчество Энга Ли в "Двойнике" становится жертвой — и голливудского сияния Уилла Смита, и технологических новаций. Подобный вывод, впрочем, будет несправедлив по отношению к режиссеру, который все же регулярно углубляет плоскую ленту, развивая в ней свою излюбленную тему напряженных драматических взаимоотношений отцов и детей (пусть и клонированных).

Собственно, "Двойник" — это тот случай, когда автор, облюбовавший новые технологии, сознательно поднимается на плаху творческой неудачи, делая это решительно, уверенно и даже самозабвенно. По мнению Энга Ли, именно таким — высокочастотно четким — будет кинематограф будущего.

Можно только сожалеть, что сегодня зрители выступают для него скорее подопытными кроликами, на которых он проверяет потенциал того, что в дальнейшем должно гарантированно вызывать ахающий восторг, а сейчас рождает противоположные минорные чувства.

Источник

Читайте также